Оценка влияния модернизации регулирования копирайта в ЕС – последствия базового варианта для цифровых ретрансляций

Правовая неопределенность относительно того, все ли необходимые права были очищены, с которой сталкиваются провайдеры сервиса ретрансляции, отличные от сервис провайдеров кабельной ретрансляции, как ожидается, сохранится при базовом сценарии.

В результате, вполне вероятно, что такие сервис провайдеры и дальше будут ограничивать свои предложения по ретрансляции. Более того, ввиду правовой неопределенности, некоторые участники рынка могут сомневаться относительно запуска инновационных сервисов ретрансляции или могут отложить такой запуск в целях решения вопросов лицензирования.

Базовый сценарий вряд ли окажет непосредственное влияние на расходы. Но он также не ослабит бремя транзакционных издержек для сервис провайдеров ретрансляции, отличных от провайдеров кабельной ретрансляции, понесенных ими в результате приобретения лицензий не только у вещателей и обществ по коллективному управлению правами (ОКУПов) (как кабельные операторы), но и у всех правообладателей, кто решил осуществлять свои права в индивидуальном порядке, вместо того, чтобы передать их вещательной организации или передать в управление ОКУПу.

Описанные выше последствия могли бы быть смягчены или устранены в некоторых государствах-участниках, в первую очередь в тех, в которых уже применяется режим коллективного управления правами либо в силу национального законодательства (режим обязательного или расширенного коллективного управления), либо в силу практических договоренностей, достигнутых участниками рынка (добровольное коллективное управление), к сервисам ретрансляции, отличным от кабельной ретрансляции, или может применяться к ним в будущем.

Тем не менее, эти решения привели и, вероятнее всего, продолжать приводить к (i) отсутствию правовой определенности на рынке; (ii) фрагментации на территории всего ЕС (различные сервисы ретрансляции подпадающие под рамки регулирования различных решений лицензирования в различных государствах-участниках) и (iii) существенные временные разрывы между появлением инновационных сервисов ретрансляции и применением механизмов оптимизации лицензирования, если они вообще будут.

В соответствии с базовым сценарием, возможность правообладателей генерировать доходы с сервисов ретрансляции, отличных от сервисов кабельной ретрансляции, продолжила бы варьироваться в зависимости от нескольких факторов:

  • подпадает ли определенный сервис ретрансляции под сферу действия режима (обязательного или расширенного) коллективного управления в определенном государстве-участнике;
  • соответствующий размер правообладателя и его возможность управлять системой лицензионных соглашений с многочисленными зарубежными провайдерами сервиса ретрансляции, так же как и объем переданных правообладателем вещателю прав на ретрансляцию;
  • масштаб лицензионных соглашений, заключенных между провайдерами сервисов ретрансляции, отличных от провайдеров кабельных сервисов ретрансляции, и теми правообладателями, которые выбрали осуществлять свои права в индивидуальном порядке или, наоборот, предоставленных провайдерам вещателями по принципу “все права включены”.

При реализации базового сценария потребители по-прежнему будут получать суб-оптимальные рыночные предложения ТВ/радио сервисов ретрансляции. Потребители платили бы завышенную цену подписки по причине меньшего выбора сервисов ретрансляции, в отличие от той, которую они платили бы, если бы была эффективная конкуренция между различными как существующими, так и новыми участниками рынка. Однако, так как существует больше факторов, влияющих на цены (например, включен ли премиум контент или включен ли не-премиум контент; связан ли сервис с другими сервисами), точное влияние на цены достаточно сложно предсказать.