Старейший греческий ОКУП “погорел” на управлении правами

В ЕС приняли директиву о коллективном управлении правами, которая преследует две основные цели: прозрачность и эффективная система управления обществами по коллективному управлению правами (ОКУПами)  и создание правовой основы для развития мульти-территориального и мульти-репертуарного лицензирования ОКУПами.

До имплементации директивы в национальное законодательство, за деятельностью ОКУПов наблюдало государство в лице министерства культуры, разрешение которого было необходимо ОКУПу для деятельности. С 1993 года разрешение на управление правами получило 17 ОКУПов. Так как в отношении организационно-правовой формы ОКУПов закон не категоричен, то существуют ОКУПы, не преследующие коммерческой цели, и ОКУПы, преследующие цель извлечения прибыли.

В Греции есть старейший ОКУП – AEPI. Был основан в 1930 году. Управляет авторскими правами. В судах не раз рассматривались дела о злоупотреблениях ОКУПом при заключении договоров на управление правами и вычетом административных расходов. Последний крупный скандал, закончившийся для ОКУПа плачевно, также касается финансов. В сентябре 2015 года был назначен специальный сторонний аудит. 20 июня 2016 года МинКульт наложил на ОКУП штраф за отказ сотрудничать с назначенными аудиторами, а значит, и препятствовать его проведению.

Первоначальная редакция директивы о коллективном управлении содержала положения, которые не позволяли бы ОКУПу работать на территории Греции как прежде: нужно было бы отказаться от цели извлечения прибыли, и предоставить правообладателям возможность контролировать деятельность ОКУПа с доминирующим положением на рынке. Поэтому, чтобы это избежать, менеджмент решил инкорпорировать ОКУП на Кипре в форме, чем-то похожей на российское ООО (общество с ограниченной ответственностью) и вести бизнес на Греции из офшорной юрисдикции, а заодно и на налогах сэкономить.

Разумеется, это решение не понравилось правообладателям. В результате ОКУП от него отказался. Что самое интересное, так это мнения правообладателей о том, что необходимо сделать с ОКУПом. Часть авторов, как физические лица, с годами уже привыкшие к ОКУПу были против того, чтобы ОКУП ликвидировали – “а кто будет управлять правами и собирать вознаграждения?”. И это несмотря на то, что альтернатив было и есть достаточно. Другая часть авторов вместе с представителями ассоциаций пользователей, были более категоричны – ликвидация неизбежна.

В феврале 2017 года стали известны результаты аудита. Они были резко негативные. Пассив (долгов на) 19 млн евро, убыток с 2011 по 2014 составляет чуть более 11 млн евро, сумма нераспределенных между членами ОКУПа роялти за рассматриваемый период составляет 42.5 млн евро, при том, что зарплата управляющего директора, чья семья контролировала ОКУП, составляла 630 тысяч евро. После публикации результатов проверки, волны возмущения деятельностью ОКУПа, большинство пользователей ОКУПа перестали платить вознаграждения по лицензиям – смысл платить, если деньги не дойдут до правообладателя?

Исходя из сложившейся ситуации, законодатель изменил соответствующие положения закона, в результате чего, министерство культуры и спора наделялось полномочием назначить временное лицо (комиссара) если есть достаточно оснований полагать, что ОКУП не сможет исполнять свои обязательства, в особенности собирать, распределять и выплачивать собранные вознаграждения в свете отрицательных финансовых показателей. Поэтому в апреле 2017 года комиссар был назначен в старейший ОКУП. Его полномочия “соседствовали” с полномочиями совета директоров, и в случае расхождения мнений, решение комиссара было “последней инстанцией”.

Закон также предусматривает возможность назначения судом – по требованию кредиторов, надзорного органа или министерства культуры – комиссара, отвечающего за реорганизацию ОКУПа, если ОКУП-монополист не может исполнять свои финансовые обязательства, или не сможет, или если есть достаточно оснований полагать, что проблемы управления могут негативно сказаться на выплате правообладателям собранных вознаграждений.

В результате, правительство решило, что пусть публичкой управляет лучше другая организация – конкурент, чья доля благодаря AEPI с 10% выросла до 30% на рынке лицензирования публички. А в отношении старейшего ОКУПа, жестоко сопротивлявшегося нововведениям, прокуроры готовятся предъявить обвинения в мошенничестве, отмывании денег, уклонении от уплаты налогов и хищении.