Каким образом блокировщик рекламы может нарушать законодательство о защите конкуренции?

Блокировщики рекламы позволяют просматривать интернет-страницы без рекламы. Иногда это позволяет экономить трафик, ускорять загрузку страницы или получать доступ к контенту гораздо быстрее. Правда, такие программы не всегда и не всю рекламу могут блокировать – либо адреса нет в черном списке (либо еще не внесли, либо такой адрес не известен), либо, как утверждают некоторые рекламщики, специально написанный скрипт не позволяет блокировать рекламу, либо ресурсы продают рекламу напрямую, как например РБК.

На самом деле причин может быть несколько, но одну следует выделить особо – это “белые списки”. Есть “черные списки”, это список служб, как например Google AdSense, через которые реклама и подается на веб-страницу, “белые списки” представляют из себя списки тех служб, реклама которых не блокируется, это так называемая “ненавязчивая реклама”. Службы из черных списков блокируются фильтрами, а из белых списков показываются пользователю.

Компания Axel Springer подала в суд на одного такого блокировщика рекламы. Блокировщик также составлял так называемые белые списки. К чему придрался издатель? Дело в том, что блокировщик не бесплатно составлял белые списки, за честь показывать рекламу пользователю операторам или владельцам веб-страниц, так же как и “рекламным провайдерам” нужно было платить процент с оборота. По мнению издателя, подобный бизнес подход является недобросовестной конкуренцией.

Истец утверждал, что исключение ответчиком рекламы с сайта издателя является целенаправленным и наносящим ущерб. При блокировке рекламы содержимое веб-сайта и рекламы отделяется друг от друга. Реклама гарантирует финансирование интернет-проекта, что вполне известно пользователям и принимается ими безмолвно. А так как блокировщик рекламы получал доход от заключенных рекламных договоров (для белого списка), то он был заинтересован в продолжении показов рекламы.

Суд ничего против блокировки рекламы не имеет, а вот что касается платной модели белых списков, то это ограничение конкуренции – программное обеспечение недопустимо, когда реклама не подавляется только в соответствии с заранее заданными критериями и за отдельную плату. Стороны в этом споре являются даже конкурентами – они соревнуются за платежи рекламодателей. Но одно дело, если пользователь вообще не получал бы рекламу, а другое дело, если блокировка рекламы используется для ее отбора. Тем более, что свобода печати не дает права навязывать пользователю нежелательную рекламу.

Функция черных списков предоставляет блокировщику контроль, посредством которого он может определять, какую рекламу помещать в белый список. Посредством такой технической возможности блокировщик препятствует издателю осуществлять свои права, возникающие из договора с рекламодателями. Программа осуществляет свою функцию не только по отношению к поставщикам контента, то есть издателя, но и по отношению к потребителям рекламы.

Блокировщик рекламы, как “привратник”, использовал комбинацию черных и белых списков для усиления контроля над доступом к финансированию посредством рекламных возможностей. Таким образом, участники рекламного рынка оказывались в своеобразной блокаде, за выход из которой нужно было платить. Исполнение желания пользователя бродить по интернету без рекламы ничего в этой ситуации не меняет. В результате свобода принятия решений участников рекламного рынка значительно ограничивается. В любом случае операторам крупных сайтов и рекламным посредникам придется платить.

То, что белые списки предоставляют значительную рыночную силу, демонстрирует пример с американскими интернет концернами, которые после переговоров выплатили значительные суммы за включение в белые списки. В соответствии с решением суда, ответчик не может больше распространять или использовать уже действующие версии своей программы в Германии, включающие в себя определенные веб-сайта ответчика. Тем не менее, решение суда не имеет юридической силы. Сенат разрешил пересмотр решения федеральным судом, так как им затрагиваются правовые вопросы принципиального значения. Истец может предварительно привести решение суда в исполнение только при предоставлении гарантии в виде значительной суммы.