Случай, когда платформа должна сама догадаться о нарушении исключительных прав

Суд первой инстанции в Риме принял еще одно решение, согласно которому правообладателю, требующего у платформы удаления нелегально размещенного там контента, не обязательно указывать ссылки на этот контент, в результате чего платформа должна сама искать нелегально размещенный контент.

Ранее суд Рима уже принимал аналогичное решение. В этом деле истец, Reti Televisive Italiane (RTI), дочерняя компания Mediaset, требовала от суда признания нарушения ответчиком, Megavideo, прав истца посредством предоставления публике доступа к программам истца, признания недобросовестной конкуренции, удаления или блокирование доступа ко всем нелегально размещенным телевизионным программам истца и возмещения ущерба минимум в размере 100 млн евро.

Обвинения в недобросовестной конкуренции суд отклонил сразу. Что самое интересное, ответчик решил не принимать участия в судебном процессе. Поэтому дело было рассмотрено довольно быстро. Суд начал с рассмотрения вопроса, является ли платформа хостинг провайдером для целей “гавани безопасности”. Суд решил положительно – платформа является активным хостинг провайдером, поэтому воспользоваться “гаванью безопасности” не сможет.

Доступные публике на платформе файлы могут “стримиться” неопределенным и потенциально большим количеством лиц. Доступный на платформе контент был распределен по категориям. На платформе была реклама. Рекламный контент варьировался в зависимости от географической локации пользователя платформы. Платформа позволяла ограниченное количество просмотров различного контента, но ограничения можно было исключить посредством приобретения подписки, реклама которой тоже была на платформе.

Таким образом, платформа зарабатывала не только на рекламе, но и на платных подписках. Подписка зависела от контента, загружаемого на платформу. Доходы платформы напрямую зависели от контента и, следовательно, от платных подписок. Категоризация контента также была организована с целью увеличения доходов от рекламы и привлечения пользователей воспользоваться подпиской. Согласно правилам платформы пользователи несли всю ответственность за загружаемый контент.

Исходя из вышесказанного, суд пришел к заключению, что деятельность платформы не может рассматриваться как пассивный хостинг, скорее “организация рекламной и экономической эксплуатации контента третьих лиц”. Тем не менее, платформа не обязана осуществлять мониторинг загружаемого контента. Возложение на платформы подобной обязанности было бы неприемлемым ограничением свободы информации и нарушило бы необходимый баланс между защитой интеллектуальной собственности и свободой ведения бизнеса.

Платформа получила от RTI несколько уведомлений о наличии нелегального контента и требования его удалить, правда, ссылок на этот контент требования не содержали – только названия передач. Суд увидел в этом начало нарушения закона платформой. Содержащаяся в уведомлениях информация, включая требования удаления или блокирования доступа “была достаточной” для ответчика, чтобы предпринять необходимые меры для предотвращения нарушения прав истца.

Более того, согласно суду, ответчик легко мог бы узнать о нарушении прав истца просто потому, что телевизионные программы истца очень известны, так же как и каналы истца. “Следовательно”, платформа могла бы догадаться сама, что нарушения могут иметь место, и должна была озаботиться поиском контента у себя. В итоге, суд признал наличие нарушения прав истца, и определил сумму нанесенного истцу ущерба в размере 12 млн евро.