Сценарист “Пятница 13” отвоевал у друга-продюсера свои авторские права

Законодательство США предоставляет первичным собственникам интеллектуальных прав возвращать обратно себе права по истечении определенного срока и соблюдения определенных условий. Проще говоря, если, к примеру, автор музыкального произведения передал свои права издателю, по истечении определенного срока он может уведомить издателя о возвращении прав себе.

Это если “простенько и со вкусом”. На практике, все не так просто и быстро. Зачастую возникают споры о том, в рамках каких отношений тот или иной объект интеллектуальной собственности (фонограмма, музыкальное произведение, сценарий etc.) был создан. Ведь разница влияет на многое. Если объект был создан в рамках, применяя отечественную юридическую терминологию, трудовых отношений, то первоначальным собственником прав будет являться работодатель.

Здесь следует особо подчеркнуть, что профессиональные отношения между творцом и работодателем должны быть оформлены, одного голословного утверждения о создании произведения по найму зачастую бывает недостаточно. Так вот, если первоначальным собственником интеллектуальной собственности является работодатель, то ни о каком возврате прав речи быть не может. А вот если, например, вольный художник создал нетленное творение и передал все права по договору, тогда он может претендовать на возврат прав.

Вообще, возврат прав это несколько упрощенный термин. Законодательство США, так же как и законодательство России, предполагает, что автор осуществляет передачу своего интеллектуального права вторичному собственнику. Поэтому закон США предоставляет первичному собственнику прав расторгнуть эту передачу; а если передача прав была расторгнута, то значит, права переходят первичному собственнику. Вот именно вопрос квалификации профессиональных отношений и является предметом судебных споров.

Некоторые фильмы или песни стали очень популярными и приносят крупным корпорациям существенные доходы ежегодно. Разумеется, авторам таких произведений тоже хочется получить часть “пирога”, ведь она гораздо “вкуснее” и больше тех “коврижек”, которые они получили за передачу прав. Крупным компаниям не очень хочется терять активы, поэтому либо они договариваются с первоначальными собственниками прав вновь или отказывают в расторжении передачи прав ссылаясь на создание произведения в рамках трудовых отношений.

То же самое произошло и с правами на сценарий фильма “Пятница 13”. Фильм очень известен, снято огромное количество продолжений и т.д. Автор сценария примерно прикинул, сколько бы он мог получать отчислений и решил вернуть права себе, о чем и уведомил в Августе 2016 года продюсера фильма, по совместительству его друга. Друг не захотел делиться и тут же через суд стал добиваться признания написания сценария в рамках трудовых отношений в соответствии с законом от 1976 года. Сценарист подал в ноябре 2016 года встречный иск, оспаривая позицию продюсера, что сценарий был написан в рамках трудовых отношений.

Судья признался, что это дело затрагивает сложные и интересные вопросы авторства и владения прав на сценарий для широко известного фильма “Пятница 13”. В соответствии с законом, “творческий вклад” автора может рассматриваться как работа, выполненная в рамках трудовых отношений, если автор создал произведение как наемный сотрудник или как независимый исполнитель в соответствии с заключенным письменным договором, который ясно оговаривает, что произведение создается по найму, то есть в рамках трудовых отношений.

Друзья заключили соглашение о написании сценария. Вот только это соглашение не выражало ясно условия о том, что сценарий должен быть закончен в рамках трудовых отношений, более того, об авторских правах там вообще не было ни слова. Друзья же ведь. Продюсер утверждал, что сценарий был написан в рамках трудовых отношений, автор сценария не был независимым исполнителем, потому что состоял в трудовом союзе Гильдии писателей (авторов) Америки (WGA) и являлся подписантом коллективного трудового договора гильдии.

Судья посмотрел на этот аргумент несколько с иной стороны. В соответствии с решением верховного суда, только тот факт, что сценарист подписал коллективное трудовое соглашение, не может быть тестом для определения того, является ли нанятая сторона наемным сотрудником. Продюсер парировал, что такое толкование верховного суда применяется в тех случаях, когда статус индивидуального сотрудника не ясен.

Согласно позиции продюсера, в соответствии с трудовым правом статус сценариста должен рассматриваться как наемный сотрудник, в соответствии с национальным законом о трудовых отношениях, в котором определение сотрудника аналогично с определением, используемым в законодательстве об авторских и смежных правах. Судья не согласился с аргументами продюсера.

Согласно суду, придерживаясь той позиции, что потенциальный статус “наемного сотрудника” для целей закона об интеллектуальных правах должен определяться в соответствии с агентским правом, суд ясно очертил разницу использования агентского права в соответствии с законом об интеллектуальных правах от пространного определения “наемного сотрудника”, закрепленного в трудовом праве.

Суд пошел дальше и постановил, что даже согласно положениям трудового права, сценарист не должен рассматриваться как наемный сотрудник, даже если он является подписантом коллективного соглашения. Суд пришел к выводу, что сценарист был независимым исполнителем, принимая во внимание выполнение им квалифицированной работы, отсутствие у него “преимуществ” наемного сотрудника, и кстати тот факт, что и налогами он облагался не как наемный сотрудник и, наконец, разовое выполнение работы без дальнейшей занятости.