Press "Enter" to skip to content

Когда получение оплаты уже достаточно для косвенной ответственности

Помните тот случай, когда интернет провайдер, на которого правообладатели подали в суд за способствование в нарушении интеллектуальных прав, подал встречный иск за необоснованно поданные жалобы на нелегальный контент? На суде провайдер утверждал, что не извлекает прямой выгоды от подписчиков, уличенных в нарушении интеллектуальных прав, и возможности повлиять на них у него не было.

Попытка “наехать” на правообладателей (ведь лучшая защита – это нападение) пока находится на рассмотрении у суда. Но что касается защиты по косвенной ответственности, то суд отклонил ходатайство ответчика. Провайдеру даже не помогли 23 письма в его поддержку от профессоров права. Суд рассмотрел аргументы провайдера и сделал свои выводы. Во-первых, что касается извлечения выгоды. Не прибыли, а выгоды.

Провайдер утверждал, что не извлекал больше выгоды от тех клиентов, которые были уличены в нарушении интеллектуальных прав, по сравнению с теми клиентами, которых не уличали в нарушениях. Проще говоря, провайдеру не было выгодно выгораживать тех подписчиков, которые нарушали копирайт, так как с них он получал столько же, сколько и со всех остальных.

Суд это не оспаривал, но обратил внимание, что для ответственности достаточно наличия финансовой выгоды. То есть провайдер, зная о нарушителях, все-таки извлекал финансовую выгоду, даже если она не была больше той, которую он извлекал от ненарушителей.

Более того, судья подчеркнул, что не нашел ни одного дела, так же как провайдер не привел в пример ни одного дела, свидетельствующего о том, что провайдер, для наличия ответственности, должен извлекать больше выгоды от нарушителей, по сравнению с той выгодой, которую он извлекает от ненарушителей, или что нарушители должны платить больше за доступ в интернет, чем те, кто не нарушает интеллектуальные права.

Также немаловажным оказался и такой критерий, как предложение услуг провайдера для целей пиратства. (Еще один аргумент в пользу того, что надо думать над рекламой, прежде чем ее запускать). То есть, потенциальным клиентам сулили хорошие технические условия для скачивания контента. Провайдер считал, что только этот фактор привлечения клиентов, сам по себе, не играет определяющей роли. Но суд с ним не согласился, и посчитал достаточным только его наличие.

Что касается наличия у провайдера контроля за деятельностью его клиентов, то провайдер утверждал, что не может идентифицировать и контролировать тех клиентов, которые пиратят контент. Даже если бы он обрубал бы пиратам доступ в интернет, они бы просто ушли к другому интернет провайдеру, и это пиратство продолжалось бы бесконечно. Смысл это делать? Суд и с этим не согласился.

Суд отметил, что не важно, как бы повели себя клиенты ответчика в случае отключения от интернета (мигрировали бы к другому интернет провайдеру, или что-нибудь еще придумали), важно то, что сам провайдер определенно мог предпринять определенные действия в отношении выявленных нарушителей интеллектуальных прав, но не предпринял никаких действий.

Суд посчитал, что возможность интернет провайдера блокировать нарушителям интеллектуальных прав доступ в интернет является достаточной для наличия контроля и сама по себе является контролем над совершением нарушений интеллектуальных прав.

В итоге, суд отказал интернет провайдеру в удовлетворении его ходатайства. Это значит, что косвенную ответственность за нарушение интеллектуальных прав правообладателей интернет провайдер понесет. Вопрос – в какой мере?

P.S. Не менее интересен и тот факт, что российский законодатель, так же как и практики, больше внимания уделяют блокированию интернет адресов, и полагают, что наличие прямой, непосредственной ответственности вполне достаточно.

Хотя косвенная ответственность законодательно закреплена практически во всех развитых странах. Просто там сразу как то поняли, что блокировать интернет адреса это все равно что менять вывеску над притоном.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

You cannot copy content of this page