Press "Enter" to skip to content

IIPA 2020 special 301 report по России

Отечественный законодатель неустанно оттачивает свое мастерство над совершенствованием российского законодательства. Кто-то правки приветствует, кто-то их критикует. Посмотрим, какого мнения о российском законодательстве и правоприменительной практике в сфере интеллектуальных прав IIPA – международный альянс по интеллектуальной собственности – в своем ежегодном special 301 report.

Забегая немного вперед, сразу отметим, что рекомендация альянса на 2020 год – Российская Федерация должна остаться в списке стран с приоритетным наблюдением, что означает, что закон и правоприменительная практика не дают нужных результатов. Итак, оставив дискуссии профессионалам своего дела, просто посмотрим, чем недовольны в IIPA? Прямо по пунктам. Для начала глянем на меры, которые требуют от России в первую очередь.

Какие меры необходимо предпринять в 2020 году?

  • Увеличить число и эффективность уголовных дел в сфере интеллектуальной собственности, сделав акцент на цифровом пиратстве, в том числе сосредоточить внимание на сдерживании преступных действий организованных преступных групп. Особое внимание должно быть уделено тем, кто вовлечен в пиратскую розничную цепочку, которые продолжают продавать пиратские программное обеспечение, музыку и фильмы.
  • Увеличить количество административных дел (в дополнение к уголовным делам, упомянутым выше) против интернет пиратства вне зависимости от того, находятся ли сервера или пользователи на территории России.
  • Имплементировать регулирование в отношении операционной деятельности обществ по коллективному управлению правами, которое гарантирует, что правообладатели имеют не только право, но и практическую возможность определить, как осуществлять свои права, включая право определять и выбирать любое общество по коллективному управлению правами, которому можно доверить лицензирование своих прав, и, в таком случае, определять объем прав, за лицензирование которых можно собирать вознаграждение.
  • Внести следующие изменения в IV часть Гражданского Кодекса РФ, чтобы:
    • разъяснить основание ответственности для провайдеров онлайн сервисов, которые провоцируют нарушение авторских или смежных прав, или способствуют такому нарушению, или которые облегчают нарушение прав и не предпринимают обоснованных мер для предотвращения такой деятельности, чтобы помешать известным посредникам пользоваться преимуществами и выгодами гавани безопасности; и
    • предусмотреть дополнительные правовые нормы для создания стимулов для интернет сервис провайдеров сотрудничать с правообладателями в борьбе с нарушениями интеллектуальных прав, имеющих место в их сетях. Статья 1253.1 Гражданского кодекса РФ предусматривает, что посредник, чьи услуги или сервис упрощают широкое распространение нелегального контента, не может пользоваться выгодами ограничения ответственности, если знает или должен был знать о нарушении.
  • Внести изменения в статью 1299 Гражданского Кодекса РФ с целью предусмотреть гражданскую ответственность за коммерческий оборот устройств, позволяющих обходить установленную защиту от нелегального использования.
  • Внести изменения в Уголовный кодекс РФ и предусмотреть уголовную ответственность (i) за нелегальное записывание фильмов с экранов кинотеатров, (ii) принципалов юридических лиц, включая за преступления в сфере прав на интеллектуальную собственность (Гражданский кодекс РФ ограничивает гражданскую ответственность юридическими лицами, но исключает принципалов этих лиц), и (iii) за импорт и коммерческий оборот устройств, позволяющих обходить защиту от нелегального использования.
  • Внести изменения в Административный кодекс РФ чтобы изменить материальный состав статьи 7.12 (административное нарушение), и ужесточить административное наказание до сдерживающего уровня посредством увеличения суммы штрафов за нарушение, совершенные юридическими и физическими лицами.

В целом о гражданской защите

Те же, у кого есть возможность защищать свои права в гражданско-правовом поле, сталкиваются с огромным количеством недостатков, включая:

(i) защита прав ограничивается изъятием определенных копий произведений, которые являются объектом искового заявления;

(ii) невозможность наложения предварительного запрета (хотя поправки 2013 года сделали несколько улучшений), или заморозить активы или доказательства;

(iii) низкий порог возмещения убытков, которые, как любое возмещение, также очень сложно получить;

(iv) обременительные требования к доказательствам, включая предоставление информации, подтверждающей владение правами;

(v) отсутствие персональной ответственности для руководителей компаний, осуществляющих нарушения, или юридических лиц (единственный способ, когда возможно обратиться к защите в гражданском порядке, в тех случаях, когда деятельность осуществляется фиктивными компаниями);

(vi) отсутствие четкого понятия субсидиарной ответственности в российской системе гражданского права, касающейся нарушений интеллектуальных прав; и

(vii) отсутствие руководящих судебных принципов в отношении гражданской розыскной практики, включая временные меры, не противоречащие требованиям, предусмотренным TRIPS всемирной торговой организации (WTO).


Остальное, если интересно, будет опубликовано позже.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

You cannot copy content of this page