Press "Enter" to skip to content

Исследование о нелегальном IPTV в ЕС – развитие законодательства

Продолжая освещать основные положения исследования о нелегальном IPTV в ЕС, и рассмотрев часть вопросов (здесь, здесь, здесь и здесь), теперь можно остановиться и на том, как законодательство различных стран регулирует и защищает вещателей. И это, скорее всего, будет далеко не последний вопрос из исследования. Итак, поехали.


Как часть стратегии единого цифрового рынка, в 2019 году в директиву о кабельном и спутниковом вещании были внесены изменения. Изменения вступили в силу 6 июня 2019 и должны быть имплементированы в национальное законодательство государствами участниками до 7 июня 2021 года.

Изменения обновляют действующий режим очистки прав на контент, включенный в телевизионные и радио программы, с целью упростить обеспечение транснационального предоставления онлайн сервисов и предоставления к ним доступа.

Если более конкретно, то изменения касаются двух различных видов сервисов, а именно (a) онлайн сервисов, которые являются дополнительными к вещанию, и (b) сервисы ретрансляции, которые предлагаются посредством сервисов интернет доступа. Более того, изменения устанавливают правила для трансляции посредством так называемого “прямого выпуска” (direct injection).

Дополнительные онлайн сервисы

Для онлайн сервисов, которые находятся под контролем и ответственностью вещательных организаций (так называемые “дополнительные онлайн сервисы”) директива предусматривает принцип “страны происхождения”, согласно которому вещательная организация должна очищать интеллектуальные права на контент, включенный в программы, только в том государстве-участнике, в котором у нее находится головной офис.

Принцип “страны происхождения”, отражающий предоставление передачи по спутнику в предыдущей директиве, имеет три главных ограничения:

  • во-первых, он применяется к одновременному вещанию и сервисам catch-up, но не относится к сервисам видео по требованию или сервисам, лицензированных для третьих сторон;
  • во-вторых, он применяется только к новостным программам и собственному производству вещателей; спортивные мероприятия ясно недвусмысленно исключены;
  • наконец, он оставляет нетронутой свободу согласовывать ограничения, включая территориальные ограничения, в отношении использования право на контент, включенный в телевизионные и радио программы.

Сервисы онлайн ретрансляции

Для тех сервисов, которые предоставляют “одновременную, неизмененную и несокращенную ретрансляцию” первоначальной трансляции (не по кабелю, как было определено изначально в директиве), и которые не находятся под непосредственным контролем вещательной организации, новая директива предусматривает систему обязательного коллективного управления правами, схожую с действующей системой для кабельной ретрансляции.

Система обязательного коллективного управления правами применяется только контенту, включенному в телевизионные и радио программы, но не применяется к тем правам на вещание, которыми владеет вещательная организация. Что еще более важно, когда ретрансляция осуществляется через интернет, сервис должен гарантировать, что она осуществляется в “управляемой среде”, что означает среду, где только авторизованные пользователи могут получить доступ к вещанию.

Неспособность сервиса обеспечить управляемую среду может обернуться для него тем, что осуществление ретрансляции может быть квалифицировано как сообщение публике, для которого будет необходимо получать полномочие от правообладателей.

Прямой выпуск

Когда вещательная организация передает свои сигналы с программами дистрибьютору сигнала посредством “прямого выпуска”, без одновременной передачи сигнала публике, то согласно директиве происходит одно действие по сообщению публике. Положение об обязательном коллективном управлении правами для сервисов онлайн ретрансляции применяется mutatis mutandis к дистрибьюторам сигналов.

Законодательство государств-участников ЕС

Все государства-участники предоставили вещанию защиту смежными правами в соответствии с Римской Конвенцией. Таким образом, они предоставляют вещательным организациям право фиксации их трансляций и распространение этих фиксаций.

Защита прав вещателей также включает в себя право предоставлять полномочие на ретрансляцию их трансляций в эфире и по кабелю. Передача вещания по интернету обычно не включается в объем прав вещателей, за исключением Румынии, где законодательство об интеллектуальной собственности предоставляет вещателям право предоставлять полномочие или запрещать “ретрансляцию… включая ретрансляцию посредством интернета”.

В Соединенном Королевстве, Ирландии и Кипре, трансляции включены в список объектов, которым предоставляется защита интеллектуальными правами. В Соединенном Королевстве трансляции определяются как “произведения” и им предоставляется охрана исключительными правами как объектам интеллектуальной собственности.

Примерно половина из государств-участников предусматривают у себя в законодательстве определение вещания, и примерно остальная половина из них предусматривают у себя в законодательстве определение вещателя. В большинстве случаев предусматривается только одно определение, а другое отсутствует.

Некоторые страны предусматривают в своем законодательстве более “классическое” определение вещателя, которое характеризуется его “редакторской ответственностью” или контролем за подготовкой и передачей радио или телевизионной трансляции. Вещание является объектом этой трансляции.

Охраняемая законом трансляция обыкновенно осуществляется посредством провода или беспроводным способом, по кабелю или спутнику и это либо радио, либо телевизионная передача. Некоторые страны (Бельгия, Эстония, Нидерланды и Словакия) предусматривают у себя более широкое определение субъектов, которые определяются как “медиа сервис провайдеры”, кто несет ответственность за контент, передаваемый посредством электронной коммуникационной сети.

Объем прав: сообщение публике

В семи государствах-участниках национальное законодательство предусматривает расширенную защиту трансляций: Австрия, Чешская Республика, Дания, Финляндия, Швеция и Соединенное Королевство. Во всех других странах права вещателей ограничиваются доведением до всеобщего сведения, то есть трансляцией фиксаций вещания по требованию, и не охватывает живое интернет вещание этих трансляций.

В Дании, Чешской Республике и Соединенном Королевстве законодательство ясно предусматривает для трансляций общее право сообщения публике. В Австрии формулировка федерального закона, предусматривающего для вещателей “право транслировать вещание одновременно посредством другого передатчика” было истолковано Верховным Судом как охватывающее также передачу через интернет.

В Финляндии, регулирующий интеллектуальную собственность закон предусматривает для вещателей право “повторной передачи”. Основываясь на подготовительных материалах для этого законодательного положения, в котором делается акцент на технически нейтральном подходе, комментаторы утверждают, что “повторная передача” более широкое понятие, чем “повторное вещание”, и поэтому должно включать в себя также интернет передачу.

В Швеции, у вещателей есть как право на доведение фиксаций трансляций до всеобщего сведения, так и право на “эксплуатацию” записей звуков и изображений, включая сообщение таких записей публике. Наконец, в Румынии вещательным организациям предоставляется право предоставлять полномочие или запрещать “ретрансляцию… включая ретрансляцию посредством интернета”.

Развитие законодательства в государствах участниках

Охрана спортивных мероприятий

Спортивные события не являются охраноспособными объектами авторских прав в соответствии с законодательством ЕС. Тем не менее, следует проводить различие между мероприятием как таковым, и аудиовизуальной записью спортивного события и ее передачу.

Спортивные мероприятия получают так называемые “домашние права”, которые предоставляют организаторам спортивных событий возможность контролировать доступ к месту проведения спортивного события в соответствии с частным национальным правом.

Домашние права служат организаторам спортивных событий законным основанием для ведения переговоров с компаниями, занимающимися аудиовизуальным продакшном, для записи спортивного события.

Аудивозуальный продакш обычно лицензируется для вещания спортивными организациями в своей обычной форме (запись спортивного события вместе с окружающим звуком, запись происходящего камерой с различных углов), на основании которой лицензиаты добавляют комментарии к действию, графическое наложение счета и другие особенности компоновки. Поэтому прямая трансляция спортивного события состоит из целого комплекса мозаики прав.

В некоторых странах было высказано предположение, что авторское право может охранять определенные спортивные мероприятия. В Дании и Австрии, например, некоторые виды спортивных событий, имеющие особенную эстетическую ценность (как например, фигурное катание), возможно охраняются интеллектуальными правами как оригинальные произведения.

Кроме того, некоторые страны предусматривают особые права для организаторов мероприятий (взять, например бы, Францию, где трансляциям спортивных событий предоставляется охрана в соответствии Французским Спортивным Кодексом). В Португалии суды установили, что определенные права на зрелищные мероприятия признаются за организаторами мероприятий, которые включают в себя спортивные мероприятия.

Косвенная или вторичная ответственность за нарушение интеллектуальных прав

Формы вторичной ответственности за нарушение авторских и смежных прав были признаны практически во всех странах за исключением Кипра, Эстонии, Венгрии и Румынии. В Греции эта форма субсидиарной ответственности основывается на деликтном праве.

На Кипре и в Эстонии указывалось, что интернет сервис провайдеры, извлекающие выгоду от нарушения, несут ответственность наравне с непосредственным нарушителем. Однако интересно, что законодательство Кипра устанавливает ограничение для убытков, возмещение которых может требовать правообладатель от интернет сервис провайдера, и их размер не может превышать фактические экономические потери, понесенные жертвой.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

You cannot copy content of this page