Press "Enter" to skip to content

“Как истец должен выбирать компенсацию?”

Это дело не столько интересно, сколько забавно. Есть два певца и одна песня, которая и свела жизненные пути этих певцов в суде. Как бы это ни было не справедливо, популярность – и благосостояние в придачу – пришла не к автору песни, а к ее плагиатору. Итак, одного зовут Роберт Смит, “позывной” Большой Робб (Bigg Robb) и Бернард Томас с “позывным” Епископ Бульвинкль (как тот лосенок в мультфильме). Прямо как индейцы.

Один записал свою песню “Looking for a Country Girl”. Второй же просто скопировал часть произведения и “написал” свою песню “Hell 2 Da Naw Naw”, которая стала популярной. Разумеется, первому это не понравилось, а второму было неудобно, а потом и вовсе некогда заниматься выяснением отношений с автором оригинала. Но все по порядку. Оригинальная песня была написана в 2012. Большой Робб зарегистрировал свои права в ведомстве по интеллектуальной собственности США. Причем, Робб случайно узнал о плагиате.

Оба артиста должны были выступать на одной площадке. Так вот, пока Епископ Бульвинкль выступал на сцене, Большой Робб ждал своей очереди в гримерке и готовился к выступлению. Вдруг Робб с большим для себя удивлением услышал свою песню. Удивился он потому, что вроде бы рано было для его выступления. Желая выяснить, почему его песня играет на сцене без него, он пошел посмотреть, что происходит. И тут, он увидел, что его песню исполняет совершенно другой человек, и называется она по-другому. Разумеется, ему это не понравилось.

После выступление Епископа Бульвинкля Большой Робб начал выяснять с ним отношения. Бульвинкль недолго отпирался и признался в копировании сэмпла. В итоге было решено обменяться телефонами с целью найти определенный компромисс. Разумеется, у Большого Робба никто не брал лицензию или разрешение на копирование. Пока “переговоры” шли, песня Бульвинкля становилась вирусной. Народ стал “растаскивать” ее на крылатые фразы. Епископ Бульвинкль записал и загрузил видео, которое набрало несколько десятков миллионов просмотров.

Пока росла популярность Бульвинкля и его песни, “переговоры шли по кругу”. Плагиатор отказывался от какой-либо формы компенсации и уж тем более не собирался делиться доходами. В какой-то момент стороны вроде бы даже согласились на 50/50, но в последний момент Томас – он же Епископ – отказался подписать контракт. В конце 2015 Томас вообще “пошел еще дальше”. Он полностью отказался признавать какое-либо заимствование у Большого Робба, и публично обвинил его во лжи, сказав при этом: “давай разбираться в суде… если я сделал что-то не так.. подай на меня в суд”.

Робб так и сделал. Причем обе стороны представляли сами себя, то есть без адвокатов. Томас, правда, вообще в судебном разбирательстве не участвовал, и, надо сказать, многое пропустил. Единственное, что Томас сделал – отправил двухстраничный ответ на исковое заявление Смита. Он проигнорировал все запросы суда и ни разу там не появился. А вот Смит показал себя во всей красе. Он подготовился во всеоружии. Подробное разъяснение своей позиции с 17 приложениями. Он даже исполнил обе песни для судьи. И вот дело дошло до самого главного вопроса – “чего ты хочешь?”.

Другими словами, размер требуемого возмещения убытков. Смит честно признался, что он может только “предполагать” основываясь на количестве просмотров видео. Проще говоря, он не знает точно, сколько Томас заработал на его интеллектуальной собственности. Но при этом он сказал судье, что “посмотрел закон, который утверждает, что сумма возмещения убытков может доходить до 150 тысяч долларов”, и он “определенно требовал эту сумму”. Суд вынес решение в пользу Смита. 50% в песне Hel 2 Da Naw Naw принадлежало ему, так же как и во всех последующих производных произведениях.

Более того, суд отметил, что Смит не смог представить достаточных доказательств для демонстрации фактических убытков, но он “выбрал” возмещение убытков в размере, установленным законом. Проще говоря, это как по Российскому ГК компенсацию – доказывать не нужно, закон устанавливает только самый максимальный предел. Так вот, суд “одобрил” 30 тысяч долларов в качестве этой компенсации. Меньше, чем просил Смит. Что сделал Епископ Бульвинкль? Он подал апелляцию на том основании, что Смит “неправильно выбрал” вид возмещения.

Тактика Томаса заключалась в следующем. Он не отрицал нарушения интеллектуальных прав Смита. Он даже не пытался оспорить решение суда о 50% доле в правах на его песню. Может он полагал, что сможет скрывать от Смита, сколько он зарабатывает на этой песне, а может он вообще ничего на ней не зарабатывает. Главное для него было в другом – сумма в 30 тысяч долларов. Платить ее он никак не хотел. Логика его была проста: если Смит не смог доказать фактически понесенный ущерб, и не смог “правильно выбрать”, то есть донести до суда свою волю, то не имеет права на “компенсацию” и суд не мог ему ее присудить.

Поэтому на апелляции суд задал простой вопрос и сам на него ответил. “Как истец должен выбирать компенсацию? Он должен проинформировать суд – либо устно, либо письменно – о своем намерении требовать компенсации в любой момент (во время суда) до вынесения окончательного решения”. Тем более, выбор компенсации не исключает возможность возмещения фактически понесенных убытков – истцы имеют право одновременно требовать и возмещения фактически понесенных убытков и выплату компенсации (то есть российский аналог). Так что Смит выполнил все требования закона.

Ведь на суде от сказал: “Я посмотрел закон, который утверждает, что сумма возмещения убытков, установленная законом, может доходить до 150 тысяч долларов. Так что я определенно требую эту сумму.” Он также давал показания об умышленном характере нарушения его интеллектуальных прав, который соответствует только установленному законом возмещению убытков, сумму которых истцу доказывать не надо. Он также заявил в суде, что не смог добыть доказательства фактически понесенных убытков, его примерный расчет основывался на просмотрах песни ответчика на YouTube. Поэтому апелляционный суд оставил в силе решение окружного суда.

Comments are closed.

error: Content is protected !!