Нужна ли России своя стратегия развития цифрового контента – очистка прав

Пятая часть. Здесь можно прочитать четвертую, третью, вторую и первую.

Гораздо тревожнее в настоящее время выглядит правовая ситуация с «очисткой авторских и смежных прав» в области нелинейного вещания. Если для линейного вещания действующее российское законодательство и предусматривает хотя бы какие-то бланкетные лицензии, то в сфере цифрового нелинейного вещания об использовании бланкетных лицензий вообще нет речи.

Причем фактический запрет на выдачу бланкетных лицензий распространяется не только на сферу нелинейного вещания, но вообще на весь цифровой бизнес. Бланкетные лицензии нельзя будет выдавать не только на авторские, но также и на смежные права. Таким образом, законодатель фактически изначально обрекает любой вид цифрового бизнеса в России стать убыточным и нерентабельным.

Возникает вполне резонный вопрос: «Почему это произошло?». Дело в том, что за все время существования института коллективного управления в Российской Федерации, имеется в виду «постсоветский» период времени, этот институт подвергался суровой критике, как у нас в стране, так и за рубежом. Причем им были недовольны абсолютно все: авторы, издатели, пользователи и власти.

Закон об авторском праве и смежных правах от 1993 года формально предоставлял любой организации, которая объявляла себя обществом по коллективному управлению, возможность выдачи бланкетных лицензий (т.е. лицензий от имени всех национальных и зарубежных авторов, артистов и изготовителей фонограмм) любым пользователям авторских и смежных прав. Даже тем пользователям, кто обоснованно подозревался в пиратстве.

Но в отличие от законодательства других стран мира, законодательство России в период с 1993 по 2008 годы не содержало положений, которые позволяли бы в какой-то мере эффективно противостоять возможным нарушениям в сфере коллективного управления правами. Например, как законодательство Германии – Закон об управлении Авторским правом и Смежными правами от 9 сентября 1965 года с последующими дополнениями от 23 июня 1995 года.

В указанный период времени так называемые общества по коллективному управлению правами создавали не только частные лица и предприятия, но даже региональные и муниципальные органы государственной власти. Многочисленные «общества по коллективному управлению» бойко «торговали» по всей стране любыми видами лицензий на авторские и смежные права, собирали деньги, но при этом очень часто «забывали» выплачивать собранные деньги законным владельцам прав: авторам, артистам, изготовителям фонограмм.

Особенно остро стоял вопрос об упорядочении российской системы коллективного управления правами как раз в цифровой среде. Вопрос о внесении изменений в российскую систему коллективного управления правами входил в повестку дня двусторонних переговоров между министром торговли США Сюзан Шваб (Susan Schwab) и министром торговли и экономического развития России Германом Грефом 19 ноября 2006 года в Ханое.

Подписанное в результате этих переговоров двустороннее соглашение между Россией и США содержало даже упоминание о вебсайте allofmp3.com, распространявшем цифровые музыкальные файлы по всему миру на основании «бланкетных лицензий» таких российских некоммерческих организаций, как РОМС и ФАИР. Следует признать, что, как в России, так и за рубежом многие отечественные и зарубежные правообладатели думают, что смогут, минуя ОКУПы, легко и самостоятельно выдавать лицензии и собирать вознаграждение в цифровой среде.

Особенно на это рассчитывают крупные международные кино и звукозаписывающие компании, являющиеся владельцами обширных и востребованных каталогов авторских и смежных прав. Именно они через такие подконтрольные им международные организации, как Международная Федерация Производителей Фонограмм (IFPI), Международный Альянс Интеллектуальной Собственности (IIPA) и другие, оказывали постоянное давление на Россию, требуя изъять бланкетные лицензии из цифровой среды.

Например, один из документов Международного Альянса Интеллектуальной Собственности прямо требовал от российских законодателей и Правительства незамедлительно сделать так, чтобы российские ОКУПы действовали бы в цифровой среде только на основании письменных полномочий, полученных от правообладателей[i], что фактически означало запрет для использования бланкетных лицензий. Мотивировка подобных требований была одна – борьба с цифровым пиратством.

Может быть, в результате такого беспрецедентного давления на российских законодателей, а может быть по каким-либо иным причинам, но на данный момент времени в новом российском законодательстве об авторском праве и смежных правах применительно к цифровой среде отсутствует возможность использования ОКУПами бланкетных лицензий.

Хорошо это будет для развития цифрового бизнеса, включая цифровое вещание, в России или плохо? Некоторые юристы (например, Alexander Roßnagel, Wolf Richter, Robert Lawrence Lessig) и экономисты (например, Ruth Towse and Christian Handke, Brousseau and Bessy) считают, что наличие подобных ограничений в законодательстве отрицательно сказывается на развитии цифрового рынка услуг любой страны мира. И что самое главное не способствует сокращению уровня цифрового пиратства, а скорее наоборот «толкает потребителя в сети пиратов».

Мнение этих авторитетных ученых было совсем недавно прямо и недвусмысленно поддержано комиссаром Евросоюза в области телекоммуникаций Вивиан Рединг (Viviane Reding) в ходе представления стратегической программы цифрового развития Евросоюза (так называемая «Цифровая Европа») 9 июля 2009 года в Брюсселе. Полное название ее выступления говорит само за себя – «Цифровая Европа – Европейский быстрый путь для восстановления экономики».

Вивиан Рединг отметила, что в течение ближайших пяти лет Евросоюзу следует рассмотреть вопрос о новых законах, которые будут сочетать интересы владельцев интеллектуальной собственности и «путешественников по ссылкам в интернете», поскольку «Евросоюз нуждается в новых правилах для скачивания контента из интернета, которые облегчали бы людям доступ к музыке и фильмам, не прибегая к пиратству..».

На ее взгляд действующее законодательство Евросоюза в области интеллектуальной собственности фактически «блокирует развитие телекоммуникационного сектора экономики». Такое «блокирование развития» вызвано, прежде всего, так называемым стоимостным фактором. Эксперты Евросоюза подсчитали, что затраты европейского телекоммуникационного бизнеса на соблюдение действующих на данный момент в Европе правил регулирования телекоммуникационной сферы ежегодно составляют 20 млрд. евро, что в условиях существующего экономического кризиса недопустимо.

Поэтому «….необходимо провести реформу европейского законодательства в сфере телекоммуникаций: двух Директив и одного Свода Правил по которым Европарламент и Совет Министров в сфере телекоммуникаций наконец-то достигли согласия после 18 месяцев переговоров. Изменениям подвергнутся более 160 статей и 750 субпараграфов..». В качестве другого фактора «блокирования» выступает существующая правовая система Евросоюза.

Согласно статистическим данным 60% европейцев в возрасте от 16 до 24 лет несколько месяцев подряд скачивали аудиовизуальный нелинейный контент нелегально без каких-либо выплат. А 28% европейцев вообще не намерены платить за аудиовизуальный нелинейный контент и хотят получать его бесплатно. Еврокомиссар отметила, что эти цифры свидетельствуют о серьезных недостатках существующей в Европе правовой системы.

Более того, она уверена, что рост пиратства в цифровой среде является своеобразным вотумом недоверия европейцев к существующим в настоящее время бизнес-моделям в телекоммуникационном секторе экономики и действующей в Европе правовой системе регулирования авторских и смежных прав. Еврокомиссар также с сожалением констатировала, что сегодня обладатели прав на цифровой контент и вещатели нелинейного контента тратят массу времени и денег на «очистку прав», вместо того, чтобы инвестировать эти средства в развитие цифровых услуг.

Как пример успешного решения аналогичных проблем, связанных с «очисткой авторских и смежных прав», которые стояли перед телекоммуникационным бизнесом Европы 30 лет назад, она отметила принятие Директивы Евросоюза по Кабельному и Спутниковому вещанию. С помощью данного нормативного акта была введена на всей территории Евросоюза простая система «очистки авторских и смежных прав» путем использования принудительных бланкетных лицензий.

Основываясь на многолетнем успешном опыте применения этой директивы в области теле и радио вещания, Вивиан Рединг призвала к разработке и созданию аналогичных простых правовых решений для «очистки прав» на нелинейный цифровой контент. Фактически этот призыв можно рассматривать, как намерение ввести систему принудительных бланкетных лицензий для цифрового бизнеса, включая и нелинейное вещание.

Скорейшее решение проблемы «очистки прав» для Евросоюза актуально еще и по другой причине. Евросоюз должен перейти с аналогового на цифровое вещание не позднее 2012 года. В этой связи еврокомиссар призвала страны Евросоюза ускорить переход от аналогового к цифровому телевидению, таким образом, освободив радио частоты, занимаемые в настоящее время аналоговым эфирным телевидением для широкополосного мобильного телевещания.


[i] STATEMENT OF THE INTERNATIONAL INTELLECTUAL PROPERTY ALLIANCE (IIPA) ON RUSSIA’S PROGRESS REGARDING COMPLIANCE WITH THE U.S.-RUSSIA BILATERAL AGREEMENT, p.4

http://www.iipa.com/pdf/IIPARussiaBilateralCompliancePressReleaseandFactSheetJune2007060407.pdf


Данная статья была написана в рамках диссертационного исследования и опубликована в 2009 в журнале “Интеллектуальная собственность. Авторские и смежные права”.

Автор Илья Кондрин