Демонстрации и митинги против реформы авторского права в ЕС

Текст новой директивы согласовывался очень-очень долго. Текст отчасти не могли согласовать из-за двух статей – 11 и 13 – благодаря которым жизнь IT компаний, как Google, например, не будет прежней. Одна статья предусматривает фильтрацию контента пользователей, а другая статья предусматривает смежное право для издателей новостей. Обе статьи невыгодны онлайн платформам, поисковикам и социальным сетям. То есть понятно, “против кого” заточены статьи.

В России, к примеру, такой вариант бы не прокатил. Максимум, что было достигнуто – меморандум между крупным правообладателем и поисковиком. После заключения этого меморандума неожиданно “проснулись” книжники захотели “жить также красиво”, как и производители аудиовизуального контента. Поисковик ясно дал им понять, что у него проблемы и задачи поважнее нового меморандума. Как бы там ни было, пока у IT компаний в России мощное лобби, по сравнению с правообладателями, таких статей в России не будет.

Так вот, долго спорили об этих двух статьях, и наконец-то достигли компромисса. Помощь пришла со стороны Румынии, которая предложила “и нашим и вашим”. Согласно новой редакции, у издателей новостей все-таки будет смежное право на новости, но срок сократили до двух лет. То есть поисковикам все равно придется платить за использование новостей, что им совсем не нравится. Google даже показал пример страницы, практически пустой, в случае действия нового права.

Поисковик искренне удивляется, ведь он и так генерирует трафик на новостные сайты, а “они еще и денег за это требуют”. Но новелла со смежным правом еще цветочки по сравнению с другой новеллой. “Вишенкой на торте” можно назвать введение фильтров для онлайн платформ. Да фильтры все-таки вводят и контент придется фильтровать, но не всем. Если оборот меньше 10 млн евро, возраст платформы меньше трех лет а посетителей меньше пяти миллионов, то можно пока относительно расслабиться.

Вроде бы компромисс достигнут. Но страсти не то что не утихают, они накаляются. Часть европейских парламентариев вообще заявила, что новый вариант хуже предыдущих. Крупные рекорд-лейблы вообще за максимальную защиту, и им не особо нравиться последний вариант. В ответ на это независимые лейблы обвинили крупных в неуважении к артистам и авторам и поддерживают 13 статью. Хоть последний вариант и “мог бы быть улучшен и до сих пор содержит некоторые проблемные положения, но это компромисс”. Тем не менее, цель у всех одна – получить справедливое с их точки зрения вознаграждение за использование их интеллектуальной собственности в онлайн среде.

Онлайн платформам тоже не очень хочется устанавливать фильтры, хотя о них в тексте прямо не говорится и суды настойчиво подчеркивали, что посредники не обязаны фильтровать контент, а тут все усилия юристов и судей вроде как перечеркнуты разом. Онлайн платформа будет обязана искать правообладателей загружаемого контента и заключать с ними лицензионные соглашения, а если найти правообладателей не представляется возможным, то незамедлительно удалять такой контент по требованию тех же правообладателей и не допускать повторную загрузку удаленного контента в будущем.

Даже при голосовании за последний вариант среди государств-участников не было единого мнения. Против этого предложения проголосовали “пятеро” – Италия, Финляндия, Люксембург, Нидерланды и Польша. Против они были потому, что по их мнению “компромисс” не обеспечивает адекватного баланса между защитой правообладателей и интересами индивидуальных граждан (про интернет гигантов ни слова, они тут ни при чем, скорее на стороне простых граждан). Кроме того, не хватает необходимой правовой определенности, а основные права интернет пользователей могут оказаться под угрозой.

Союзы цифровой индустрии и правозащитники тоже недовольны последним вариантом. Они предупреждают, а скорее констатируют, введение автоматизированной цензуры с непредсказуемыми последствиями для свободы слова. Рекорд-лейблы, объединения продюсеров опасаются, что благодаря “компромиссу” от ответственности будет освобождено слишком много интернет ресурсов. Проще говоря, по их мнению, создается новая “гавань безопасности” для небольших платформ – то есть “подождем, пока ты вырастешь, а потом начнем окучивать”.

Германия, например, проголосовала “за” последний вариант, хотя в коалиционном партийном договоре стороны, его подписавшие, фактически отказались от использования фильтров. Проще говоря, голосовать Германия должна была “против”. По договору фильтры охарактеризованы как “несоразмерные”. Министр юстиции Германии объяснил это – Германия не может в одиночку провести реформу копирайта в ЕС. По мнению министра, если бы последний вариант не получил бы большинства, то все “останутся без реформы европейского копирайта”. Звучит как “выбрали меньшее зло”.

А что “сами пользователи”? А они вообще вышли на демонстрации. В Кёльне, например, на демонстрацию против 13 статьи вышло около 3000 тысяч человек. Один “чирикнул” в Твиттере, звезды в YouTube “подхватили” его начинание и в итоге за короткий срок организовали шествие. Правда, здесь не обошлось без обвинений в использовании ботов. Якобы организаторы демонстрации, или митинга, использовали ботов для “поднятия градуса”. Европейский депутат Свен Шульце обвинил в этом Google, так как получил кучу протестных сообщений в Твиттере с аккаунтов, которые были зарегистрированы на Gmail. В итоге, демонстранты писали на плакатах – “я не бот”.

Кто за демократию митингует, а кто против авторского и смежного прав протестует. Причем петиция против реформы копирайта собрала в интернете более 4.7 млн подписей. Организаторы демонстрации, окрыленные успехом, собираются и дальше протестовать. Они вообще хотят, чтобы протесты прошли по всей Европе. Причем протестующие публично заявляли, что это их собственный выбор, и они не действуют в интересах главного лоббиста, то есть Google. Некоторые назвали даже назвали проект статьи “Меркельфильтром”.

Одной демонстрацией в Кельне решили не обходиться. В других городах тоже прошли демонстрации. В интернете велось даже онлайн вещание. Несколько десятков тысяч просмотров и желающих принять непосредственное участие. В начале марта запланирована демонстрация в Берлине. Более того, создали даже специальный сайт с картой где собираются организовывать демонстрации. Там практически вся Европа охвачена.

У европейской комиссии, видимо, тоже сдали нервы. На платформе Medium европейская комиссия кратко прокомментировала сложившуюся вокруг реформы авторских и смежных прав ситуацию: “Директива о реформе копирайта: как черни приказали защитить дракона и убить рыцаря” (“The Copyright Directive: how the mob was told to save the dragon and slay the knight”). Коротко и ясно. Разумеется, интернет пользователи в сети стали возмущаться. Критика заключалась в основном в том, что таким образом нельзя официально “комментировать” сложившуюся ситуацию.

Запись была удалена. Но интернет пользователи сохранили скрины. Поначалу, на месте удаленного текста появилось объяснение, что статья была удалена, так как ее толкование не отражало позицию европейской комиссии. После этого, комиссия принесла официальные извинения на той же платформе Medium: “Мы подтверждаем, что такая формулировка и заголовок статьи не были приемлемыми, и мы приносим свои извинения, если это выглядело оскорблением”. Но текст статьи доступен в веб-архиве.

Видимо под драконом понимались IT гиганты (Facebook, Google) а под рыцарем законодатели? Можно предположить, что комиссия намекала на то, что Google промыл мозги неокрепшим умам с целью не допустить принятия директивы. Статью удалили, потому что “люди просто не могут понять тонкие нюансы” английского языка. В комиссии, скорее всего, искренне удивились, когда с одной стороны пользователи не будут платить за использование контента, а с другой стороны протесты выгодны тем, кто должен будет платить за использование контента, загружаемого пользователями.

Что касается журналистов, которым нововведение обещает дополнительное вознаграждение, то некоторые из них скептически относятся к обещанному улучшению их финансового положения. Согласно обещаниям, интернет платформы будут вынуждены платить журналистам за использование их произведений. В международной федерации журналистов подчеркнули, что предлагаемая директива создает риск того, что сами журналисты вообще ничего не получат благодаря новым правам. Деньги за использование новых прав должны будут получать издатели новостей.

А те, в свою очередь, могут оставить их себе, полагаясь на “положения договоров” и “права собственности на интеллектуальную собственность”. Поэтому, исходя из текста предлагаемой директивы, надежды на то, что авторы статей и журналисты будут получать дополнительное вознаграждение за последующее использование их трудов, практически нет. Вместо этого, результатом принятия директивы может стать повальное принудительное подписание договоров между издателем новостей и журналистами или фрилансерами по передаче издателю всех прав интеллектуальной собственности на материал.

Получается реформа авторских и смежных прав в онлайн среде рассорила тех, кого по идее должна была объединить. И выясняется, что основной вопрос не в защите прав, а в том, как будут делить деньги с этих прав и кто будет на них сидеть.